Перестукивание игральных костей, шелест карт и азартный трепет сердца в такт раскручивающейся рулетке. Сама Фортуна приветливо подмигивает тебе, странник. Перед тобой распахиваются двери игорного дома, все взгляды обращены на тебя, само время замирает в ожидании следующего хода властителя казино судеб — твоего хода, ведь именно тебе здесь решать, когда ставить всё на зеро.
гостевая // список ролей // f.a.q. // правила // вопросы и ответы // нужные
От обиды не осталось и следа, она уступила место заботливому переживанию и любви к другу, которая сейчас проснулась после долгих дней молчания. Она хотела ему помочь, хотела протянуть руку и подставить плечо, чтобы он мог найти опору и преодолеть все трудности. Справиться можно со всем, ведь так?

CROSSVEGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSVEGAS » Бубны » - before the dawn -


- before the dawn -

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://funkyimg.com/i/2ouHR.png
Evanescence - Before The Dawn

BEFORE THE DAWN

участницы:
Мариан и Бетани
Хоук

место и обстоятельства:
ночь в лабиринтах остывших улиц;
шелест смеха и дыхание луны


встреча:
Встреть меня в самый тёмный час ночи — перед рассветом, я возьму тебя за руку и буду рядом лишь с этой целью, сестра. Я проведу тебя по тропам, о которых ты не догадывалась, покажу, насколько огромна луна, если смотреть на неё с самой высокой крыши города, и насколько абсурдно, но прекрасно выпускать птиц ночью. Я напомню тебе, что когда-нибудь рассвет ещё сыграет нам на руку. А пока первые розовые полосы туманят горизонт, позволь мне покинуть тебя, сестра. Я затеряюсь и растворюсь в стенах зданий, чтобы быть к тебе ближе, когда солнце взойдёт.

Отредактировано Marian Hawke (2017-02-08 15:28:31)

+3

2

Холодный закат плеснул тенью по башням Круга, Бетани торопливо и боязно кинула взгляд в окно. Время бежит стремительно, приближается тот заветный час встречи, которого магесса так ждала, что был таким тревожным и желанным. Внутри все клокотало, щеки горели от волнения – вдруг она попадется на чужие глаза, вдруг ее поймают?! Мало того, что отступница с рождения, так еще и беглянка. Дрожь пронзила хрупкое тело, когда девушка подумала, что на ее лбу может воссиять солнце. Нет. Откинула жуткие мысли, будто они были запутаны в волосах, и вздохнула, набирая в легкие решимость.
Решимость и храбрость дается не легко и Бетани давится воздухом, будто это было какое-то отвратительное пойло из «Висельника», еще более отвратительное, чем можно себе представить. Грустно осознавать то, что ты трусиха. Что у тебя подгибаются коленки и ты смотришь запуганными глазами по коридорам, вскакиваешь от любого шороха и сильнее сжимаешь посох, будто за ним можно спрятаться.
И вот ступенька за ступенькой, Бетани была все ближе к заветной цели. Почти не дышала – боялась и ненавидела себя в эти моменты. «Трусиха, дыхание Создателя, какая ты трусиха Бетани!» - ругала себя мысленно.
И вдруг брюнетку схватили грубо за локоть, сердце в пятки упало и отозвалось дребезжанием осколков. Ну все, попалась. Инстинктивно взвизгнуть помешала тяжелая рука в железной перчатке – магесса испуганно подняла взгляд пойманной лани и встретилась взглядом с храмовником. Что ее поразило – тот лишь преподнес палец  к губам, призывая к молчанию, и повел за собой к выходу. Тонкая фигура хрупкой девушки с легкостью могла бы при необходимости спрятаться за могучими плечами рыцаря Создателя да возлюбленной его Андрасте, но в этом не было нужды – покинула стены Круга Бетани с удивительной легкостью и в конце лишь получила наказ передать привет Мариан.   
Город цепей. И ты в этом городе, словно в цепи попала, на веки вечные, стала его пленником. Такой неуютный город, город контрастов который как бы ты ни старалась, не станет родным. Родное тут лишь одно – горячее, бьющееся сердце родной сестры. Вот она – дом, она то, благодаря чему Бетани окончательно не свалилась в пучину душевных самоистязаний.
- Мариан… - тихо позвала сестру девушка, продолжая передвигаться тихо, словно кошка, по тихим и мрачным улицам. Но тихим лишь до того момента, пока не становишься сосредоточенным. Везде какой-то шум, какой-то треск. Вот у тебя перед ногами пробежала крыса, вот ты слышишь как в ветхой лачуге ссорятся супруги с дивным орлесианским акцентом.
- Мариан! – Снова, но уже чуть громче, с чуть более заветной тревогой. «Нет, она точно где-то рядом, и не надо беспокоиться… Ой! Что это там за тень?»
Мозг посылал тревожные сигналы, глаза забегали, но весь страх испарился, когда хозяйкой тени оказалась ее сестра. Бетани почувствовала невероятную легкость, невероятную радость – будто не видела Мариан целую вечность.
- Я соскучилась, очень сильно. – Девушка сразу же порывается вперед и заключает сестру в объятия, крепкие, но нежные, чтобы убедиться что это все по-настоящему, что она настоящая, что это не сон. Бетани так долго ждала этой встречи, так долго…

+1

3

Хоук мог позавидовать сам принц торговой гильдии — у неё пол Киркволла ходило в должниках. Мариан, конечно, не считала долги и не ставила клейма «вот с этого потом стрясти» на тех, кому помогала, но при необходимом случае могла вспомнить необходимое лицо. А лицо сэра Траска ей очень так хорошо запомнилось.

Как сказал когда-то Андерс, для храмовника он был очень неплохим человеком. По крайней мере, он не попытался отмазаться от просьбы Хоук, ссылаясь на суровое наказание и чокнутую на расправы Мередит. Естественно, он более чем рисковал собственной шкурой, но разве Хоук не рисковала в своё время, скрывая поступок его дочери-магессы?

А рыцарь-командор храмовников в последнее время и правда вконец чокнулась. Запрещала родственные встречи и даже письма, в каждом встречном видела одержимого, и даже Хоук, которая при всём желании смогла бы использовать посох только в качестве дубинки, иногда чувствовала на себе её подозрительный взгляд. Эх, Бет, сестрёнка, где же ты так прокололась, пока старшая пропадала на Глубинных Тропах...

Три недели. Всего около трёх недель потребовалась псам Мередит, чтобы вычислить и забрать Бетани, пока Защитницы не было рядом. Несколько раз им с Бет разрешали видеться на официальных условиях, свидания проходили в Казематах и под строгим надзором храмовников, но затем отказали и в этом. Нет, эта клуша точно свихнулась! Не понимала, что поджигает под собственной задницей бочку с кунарийским взрывным порошком.

Воительница шла к выходу из Казематов в этот знойный сухой день, возвращаясь от сэра Траска, когда они встретились с Мередит. Хоук вышагивала по каменным плитам, её осанка была безупречна, её подбородок был чуть приподнят, но мышцы лица оставались расслабленными. Они прошли мимо друг друга, глава храмовников не спускала с неё внимательных и чуть торжествующих глаз, и Хоук ответила ей не менее хлёстким взглядом и готова была поклясться, что рыцарь-командор на секунду остановилась за её спиной. Но за взгляды ведь нельзя заковать в кандалы.

Мередит думала, что контролировала свою Империю от и до, но Хоук-то знала, кто сегодня будет править бал.

///

Чувствуя себя героиней одной из Варриковских поэм, Мариан скользила по ночному Киркволлу, сливаясь тёмной рубашкой со стенами и мягко ступая в кожаных сапогах. Улицы Нижнего города были не самым безопасным местом для человека без брони и меча, но привлекать к себе лишнее внимание лязгающими в ночи тяжеловесными доспехами и двуручником было нельзя. Ребята посоветовали ей закутаться в плащ с капюшоном, но если кого-то интересовало её мнение — человек в огромном балахоне привлекал куда больше внимания, чем без него, особенно в Нижнем городе, где не слишком-то выпендривались в одежде.

Ночь и прохлада... И волнение, танцующее от одной клеточки тела к другой, звенящим эхом её имени отдающее в виски. Бетани! Они не виделись несколько месяцев точно, и подробности их последней встречи почти стёрлись из памяти Хоук. Так интересно: далёкие воспоминания детства жили в ней много лет, не теряя первозданной яркости, а то, что было совсем недавно, линяло с быстротой некачественного шёлка. Возможно, потому, что недавние воспоминания были куда печальнее детских, и забвение являлось естественной, защитной реакцией мозга и сердца. Не раз после свидания в Казематах Мариан думала, что лучше бы вообще не ходила на него — после короткого разговора в душе наступало лишь опустошение, а когда Хоук возвращалась домой, её охватывала ярость. Она орала на прислугу, крушила манекены для тренировки или устраивала в своей комнате небольшую перестановку — пинала, а то и переворачивала мебель, царапая полы и громя то, что находилось на поверхностях. Обычно гномы заставали её заснувшую на полу, прямо посреди грандиозного бардака, либо она сама вылетала из комнаты и дома, чтобы побродить по городу и успокоиться.

Видеть сестру в Круге, подчинённую, тихую и печальную, было невыносимо. Смотреть на её руки в сдерживающих магию браслетах, замечать её потухший взгляд, осунувшееся лицо, истончавшие пальцы. Слышать её осторожный голос, бывший когда-то таким звонким, в сочетании со сдержанной улыбкой — всё хорошода ничего не хорошо, можно только догадываться, насколько всё плохо, судя по рассказам Бетани! В такие моменты Хоук как никогда хотелось вскочить, перевернуть стол и заорать во всю глотку, что это несправедливо!!! Несправедливо так поступать с её сестрёнкой, которая мухи не обидит, не то что свяжется с магией крови! (А потом повыпускать бы это самую кровь надзирателям Круга, превратив их в корм для мабари).

Но Защитница сдерживалась. Она знала, что стоит только сорваться — и ей целого мира будет мало. Переплюнет Андерса с его Местью-Справедливостью раза в три точно, развяжет мировую войну, а главное, до смерти перепугает сестру своей неуёмной кровожадностью, что случалось уже не раз. Поэтому Мариан во время свиданий лишь бычилась на храмовников да выпускала пар дома.

Сегодня всё должно было быть иначе.

– Мариан! - раздался неподалёку приглушённый голос, и лицо Хоук само собой расцвело в улыбке. Она ускорила шаг и тут же споткнулась обо что-то, перестав смотреть на дорогу, клетка в руке громыхнула, и существо в ней жалобно пискнуло.

– Драконьи потроха, до чего ж... - она не успела договорить проклятье, как оказалась заключённой в кольцо тёплых рук. Её обдало знакомым родным запахом, и Хоук неловко обняла сестру одной рукой.

– Я соскучилась, очень сильно.

– Я тоже, дорогая, - наконец поставив клетку на землю, Мариан смогла полноценно стиснуть сестру и даже чуть приподнять над землёй, тут же отпустив и рассмеявшись. В детстве она часто таскала маленьких Бетани и Карвера на руках, а то и на плечах, и уже тогда никто не сомневался в её силе. – Привет, сестрёнка. Ну что, как проходят будни в Круге? Никто ещё не подал идеи превратиться в дракона, как Флемет, и сожрать Мередит? Кстати, слышала, ты очень сдружилась с одним магом, - Мариан многозначительно ухмыльнулась. – Не спрашивай, откуда я знаю, у меня свои осведомители. А что, сестрёнка, идём в гору! Меня тут кое-кто уже прочит в наместники, а тебя теперь оценивают не просто как безобидное солнышко, а как опасного мага! Уважение, обожание, страх, что ещё нужно для этой жизни, дикой и прекрасной...

Они неторопливо зашагали по проулку, и Хоук чувствовала, будто ей снова восемнадцать, и они с Бет сбегают ночью гулять, втайне от родителей и спящего Карвера.

– У меня для тебя подарок, - Мариан приподняла клетку и откинула с неё ткань. Канарейка внутри беспокойно заметалась. – Помнишь, как мы в детстве забирались в окна богачам и выпускали из их клеток птиц? Давай заберёмся куда-нибудь и выпустим эту, и пусть это будет символом чего-нибудь... Чего-нибудь, что ты сама для себя решишь.

Отредактировано Marian Hawke (2017-03-11 18:26:36)

+1


Вы здесь » CROSSVEGAS » Бубны » - before the dawn -


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC