Перестукивание игральных костей, шелест карт и азартный трепет сердца в такт раскручивающейся рулетке. Сама Фортуна приветливо подмигивает тебе, странник. Перед тобой распахиваются двери игорного дома, все взгляды обращены на тебя, само время замирает в ожидании следующего хода властителя казино судеб — твоего хода, ведь именно тебе здесь решать, когда ставить всё на зеро.
гостевая // список ролей // f.a.q. // правила // вопросы и ответы // нужные
От обиды не осталось и следа, она уступила место заботливому переживанию и любви к другу, которая сейчас проснулась после долгих дней молчания. Она хотела ему помочь, хотела протянуть руку и подставить плечо, чтобы он мог найти опору и преодолеть все трудности. Справиться можно со всем, ведь так?

CROSSVEGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSVEGAS » Пики » все, что я вижу, я ненавижу


все, что я вижу, я ненавижу

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://funkyimg.com/i/2g7Ja.gif  http://funkyimg.com/i/2g7Jb.gif
http://funkyimg.com/i/2g7Jc.gif  http://funkyimg.com/i/2g7Jd.gif
http://funkyimg.com/i/2g7Je.gif  http://funkyimg.com/i/2g7Jf.gif

ВСЕ, ЧТО Я ВИЖУ, Я НЕНАВИЖУ

партию разыгрывают:
wade wilson as clique boy, the guy as blurryface

столик №:
небольшой город, в котором все друг друга знают и ненавидят



Я ненавидел свою слабость. Я ненавидел людей, из-за которых я ненавидел свою слабость. Я ненавидел обстоятельства, которые вынудили меня ненавидеть людей, из-за которых я ненавидел свою слабость.
Я ненавидел ненавидеть обстоятельства, которые вынудили меня ненавидеть людей, из-за которых я ненавидел свою слабость.
Я слишком много ненавидел, и это меняло мою структуру. Это будило моего демона внутри меня.

+3

2

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/BwXEa.png[/AVA]

https://secure.static.tumblr.com/2c6f5b88c5e9e1b5fbfda46efb53ede3/qr8xfnf/I18nesiki/tumblr_static_tumblr_static_7l89wb4641gco40cokk4wkw48_640.gif

AND NOW THIS COULD BE THE LAST
OF ALL THE RIDES WE TAKE
SO HOLD ON TIGHT
AND DONT'T LOOK BACK
WE DON'T CARE ABOUT THE MASSAGE
OR THE RULES THEY MAKE
WE'LL FINDE YOU
WHEN THE SUN GOES BLACK


? "...Came a time when every star fall brought you to tears again, we are the very hurt you sold."

Если бы моя жизнь была бы каким-то фильмом, то в самом начале, наверняка играла бы классическая мелодия. Не потому, что она мне нравиться, или она была бы там уместной. Просто режиссеры хотели бы срубить побольше денег добавив, что-то вечное в этот фильм, тем самым создавая иллюзию смысла в нём. Если бы у меня была бы возможность увидеть фильм, сделанный по моей жизни, я бы с радостью упустил возможность посмотреть это дерьмо. Потому, что не прошло бы и пяти минут, как я бы этот фильм возненавидел. Если бы мне предоставили бы выбор посмотреть фильм, или застрелиться, я бы попросил пистолет. Куда охотней я бы размазал свои мозги по стенке, нежели начал смотреть, как пытаются придать смысл моему существованию, какой-то идиотской мелодией. И пусть меня бы домработница прокляла за мозги и кровь, которые наверняка плохо бы отмывались.

Я ненавижу инструментальную музыку. Можете хоть все вместе в окна по выходить. Я ненавижу оперу. Меня бесят эти поющие тюлени, которые издают какие-то пищащие басы. И ещё больше я не завижу тех, кто считает это шедевром. Мне не нравиться всё это. Я не могу понять, почему их выкрашивают как в древних фильмах монстра Франкенштейна, или зомби. Почему? Это должно как-то трогать? Но не трогает же. Традиция? К чёрту такие традиции. Если их так беспокоит, что их лица без грима будут отвлекать людей от их пения, то могли бы не волноваться по этому поводу. Без грима их лица просто бы немного меньше пугали их публику. Да и вообще, по мне, то им бы не помешало бы надеть яркий костюм, что бы люди, в самом деле, отвлекались хотя бы на что-то яркое в их гнилых представлениях.

Я помню, как впервые пошел с родителями и с их партнёрами на оперу. Родители мной были не довольны, потому что я начал заливисто смеяться впервые секунды. Мать меня тогда локтем пихнула, что бы я перестал. Но я ничего не мог поделать с собой. Тогда меня мать просто вывела из зала до тех пор, пока я не прекратил смеяться. Как только смех меня отпустил, меня снова мать повела в зал. Зря. Стоило мне вновь услышать завывание тюленя вновь, я не смог удержаться. Тогда меня родители выставили вон из зала. Они, правда, ожидали, что я влюблюсь в это подобие пения, только потому, что это в их кругах считается великим искусством? Помню, дома они заставили меня слушать оперу до тех пор, пока она не перестанет у меня вызывать смех. Это было для меня настоящим адом. В следующие выходные меня вновь потащили на оперу. Партнёры родителей были удивлены, как сильно у меня поменялась реакция на оперу. А я был удивлён, что никто так и не заметил мой плеер.

Меня бесит общество во всех её проявлениях. Я ненавижу, что каждые выходные меня родители тащат на оперу. Кому это надо. Наряжаться для поездки на скучное мероприятие, на котором ты даже поспать не можешь, так как партнёры твоих родителей посмотрят на тебя не так, и подумают о тебе не так? Зачем меня туда постоянно водить? Если им так нравиться эти завывающие звуки, почему бы им вдвоём не ездить туда, и не тащить меня следом? Из-за престижа? Им нужна галочка в репутацию, что сын вместе с ними посещает оперу? Потому, что если бы они на самом деле хотели бы провести хорошо время вместе, то сделали бы одолжение и не тащили меня в оперу, а провели бы вечер со мной дома. Кому нужны эти иллюзии? Как будто кому-то на самом деле важно знать посещаешь ты оперу, или же нет. Кого вообще должна интересовать твоя личная жизнь? Но почему-то общество этим интересуется.

В моей школе я общество делю на три людей на три категории. Первая - мои друзья, вторая - люди для которых я невидимка, и третья - люди которые меня ненавидят. Кстати, последняя категория людей больше всех интересуется моей жизнью. Они меня ненавидят. Не знаю точно за что. То ли они меня ненавидят за то, что мои родители богатые. То ли они ненавидят, за что я одеваюсь в тёмные тона. По ассоциациям я для них сразу становлюсь неформалом, что обозначает, что я не такой как они. Но это лишь предположения. Возможно, это толпа сама не знает, за что испытывает ненависть ко мне. Им просто нравиться ненавидеть. Потому, что ничего другого они делать не умеют. Им важно чувствовать себя сильнее, когда они бросают в тебя какой-то предмет, будь это скомканная бумага, или что-то потяжелее. Они чувствуют себя умнее, когда взламывают твой шкафчик, и захламляют его мусором. Что касается первой категории, я не уверен, что они знают, что такое дружба. Точнее говоря, я знаю, что никто не знает, что такое "дружба" в стенах этой школы. Стоит тебе ошибиться и скорее всего, все твои друзья перейдут в последнюю категорию. Поэтому, самая безвредная категория, это вторая. Они по крайней мери не лезут в твою жизнь, и они не предадут тебя. Они тебя просто не замечают, а ты не замечаешь их, потому, что не хочешь замечать тех, кто не замечает тебя. Безвредные.

Если ты когда-нибудь, окажешься в моей школе, знай, что в этом аду есть свои правила. Первое правило - делай вид, что ты часть стада. Общайся со всеми, делай вид, что тебя интересует то же самое, что и других. Или стань невидимкой для всех. Второе правило - не налажай. Если ты нарушишь эти правила, то тебе стоит бежать из этой гребанной школы, пока тебя она не завела в психушку. Поверьте, каждый день порция стрессов, это не то что бы вы хотели бы испытывать на протяжении долгих учебных лет.

Мне удалось дожить до выпускного класса. Я бы поделился своим секретом, как мне удалось, но мне не особо хочется задумываться о прошлом. Мне сейчас вообще не о чём не хочется задумываться. Мне хочется бежать. Бежать и не оглядываться назад, наплевать на все правила и запреты. Я хочу вырваться на свободу из этого ада. Из преисподней называемой школой. Я нарушил правило выживания. Теперь все кто был мне другом автоматически стали моими хейтерами. Потому, что они бояться, что наша дружба станет причиной насмешек в их адрес. Я ненавижу их. Ведь когда-то я думал, что им можно доверять. Сейчас я гадаю, какие сказанные мною слова не для большего круга людей больше всего обсуждаются. Гадаю, потому, что переживаю из-за этого, хотя это бессмысленно. Сказанные слова назад не вернуть, ничего не исправить. Я понятие не имею, какую избрать мне тактику, что бы дожить до экзамена, и удастся ли мне в будущем куда-то поступить. Больше чем уверен, что слава обо мне последует куда бы я не поступил. Не знаю, удастся ли мне год провонять дурака. Родители буду не в восторге, если я пропущу хотя бы один учебный год. Но мне нужно это. Нужно, что бы я стал для всех невидимкой. Если ты спасёшь кого-то, твоя слава максимум проживет неделю. Если ты обнажаешься сильно, то твоя слава будет преследовать долгие годы, если конечно не последнего вашего вздоха. В моём случае слухи ещё долго не утихнут.

AND YOU WANT TO LIVE FOREVER
IN THE LIGHTS YOU MAKE
WHEN WE WERE YOUNG WE USED TO SAY
THAT YOU ONLY HEAR THE MUSIC
WHEN YOUR HEART BEGINS TO BREAK
NOW WE ARE THE KIDS FROM YESTERDAY

Мой мир окутал мрак, но я не боюсь его. Меня он манит, зовёт как сирена в бездну. Закрывая глаза, я надеюсь подобраться к нему ближе, что бы почувствовать собственное сердцебиение. Почувствовать, что я всё ещё жив. Но не настолько близко, что бы "пасть во все пороки". Я всё ещё переживаю за свою душу, и это чертовки странно.
Зачарованный бездной, я иду вперёд. Я не могу остановиться, и наверно не хочу. Для меня мрак стал наркотиком, он меня интригует. Он для меня фрагмент рая, который я так бы хотел увидеть. Это меня заставляет задуматься: "смогу ли я избавиться от этой зависимости и спасти собственную душу, или у меня более нет пути назад". О боги, я ощущаю себя ягнёнком, который попал в мир порока. Я боюсь идти вперёд, потому, что знаю, кто меня там ожидает в конце пути. И когда я его увижу, я ему улыбнусь. Но не это меня пугает больше всего, меня пугает то, что он улыбнётся мне в ответ. Не знаю почему, но я просто уверен, что он мне улыбнётся. Почему он это сделает? Ну, не знаю... Но нужна ли Дьяволу причина для того что бы улыбнуться кому-то в ответ?

Оглядываясь назад, я понимаю, что это возможно последняя моя "поездка". Сегодня я украл у нашей медсестры в школе психотропные таблетки. Она лечит своего бедного брата, который некоторое время лечился в психиатрической лечебнице, пока его заботливая сестра не забрала его домой.
Не представляю, какого ей сейчас. Какого это вообще, когда родного человека помещают в такое учреждение на принудительное лечение. Не представляю и мне всё равно как-то. Возможно, она сама его туда сдала, а потом забрала ради пособия. Хороший ход. Разве можно её за это осудить? Конечно можно, так же, как и оправдать. За любое действие человека можно осудить так же, как и оправдать. Любое! Допустим, вы сделали глоток воды лишний. Всё, вы виновны в расточительстве, даже если это была ваша вода. А всё потому, что где-то дети Африки погибают от обезвоживания, а вы тут пьёте слишком много... Да, как вы можете? Виновны!
Он маньяк, убил столько людей... но он же не виноват, что родился с психическими отклонениями. Виноваты жертвы, что они сами не скрывались заранее. Если бы они само-убились, маньяку не пришлось бы их убивать. Виновны жертвы! Маньяка оправдать!

У вас никогда не было такого, что вы делали что-то с благими намерениями, но это сочли за пакость? Или наоборот. У меня было так и так. Должен признаться, что это одинокого отвратительно. Отвратительно, потому что, когда ты хочешь сделать кому-то гадость, но оборачивается так, словно ты с благими намерениями это сделал - это тошнотворно. Потому что ты хотел кому-то сделать больно, а не облегчить их страдания. И тебя же за это так искренне благодарят, так невинно заставляя вас страдать. Про ситуацию с благими намерениями даже говорить не буду, она куда чаще всплывает, чем хотелось бы.
Так или иначе, я сейчас в руках держу банку с таблетками, которые возможно дадут мне пропуск в рай хотя бы на некоторое время. Но, по правде говоря, я всё ещё сомневаюсь. Я не заядлый наркоман, я ничего толком не знаю. Как и любой, пока ещё здравомыслящий человек, я боюсь последствий. Если доза будет слишком маленькой, то, ничего не произойдет, и я зря потрачу свои "райские купоны". Если же доза будет слишком велика, то я могу умереть. Но может произойти ещё более страшное событие, чем смерть, или пустое расходование таблеток - психиатрическая лечебница. Да, я чертовски боюсь угодить туда, поэтому я всё ещё сомневаюсь.

Я не хотел воровать таблетки. Меня заставили сладостные мечты. Я всего лишь хотел оказаться там, где я буду жив, пусть и на несколько мгновений. Мне всего лишь хочется выбраться из этого серого омута, в который поглощает мою жизнь.
Тьма обещала мне то, чего я жажду увидеть больше всего. Для этого мне нужно было украсть и принять таблетки. Я сопротивлялся, я отворачивался, я пытался не смотреть в её сумочку, где так соблазнительно лежала банка с психотропными препаратами. Что же ты её не закрыла, мразь? Первый раунд я точно выиграл. Во втором точно была ничья. Но в третьем, я проиграл в сухую. Похоже, по очкам бездна меня победила и велела украсть её. Кто я такой, что бы перечить самой бездне?
Хотел бы я остаться "чистым", но мире пороков это не возможно. Мне придётся "испачкаться". И я постараюсь слегка испачкаться. Обойтись маленьким пятнышком, на своей душе. Пусть это воровство, буде единственным моим безумным поступком. Мне следует вернуть таблетки медсестре. Не думаю, что там подымут хайп по этому поводу. Её уволят, если про таблетки прознают. Особенно про их исчезновения. Учитывая её положение, она не рискнёт своим доходом. Я смогу ей незаметно подбросить ей их. Тогда не будут разъяснительных бесед никаких и не с кем. А свой клочек рая, я найду где-нибудь ещё, наверно. Не знаю. Я уже слишком далеко зашел, что бы поворачивать назад. Однако меня продолжают терзать сомнения. Может мне стоит "шагнуть в бездну" закрыв глаза, что бы понять, смогу ли я "летать".

Я делаю тяжелый вдох и выдох. Никогда не думал ранее, что буду решать свою судьбу в мужском туалете, какого-то занюханного клуба. Я вообще никогда не думал, что сам пойду в какой-то клуб, каким бы он не был. Мне никогда не нравилось скопление людей и клубная музыка. Впрочем, стоило начать с того, что я вообще не хотел быть тем, кто глотает в туалете наркоту, из-за того, что он не может выбраться из омута депрессии. Не хотел, и не думал, что когда-нибудь им стану. Но вот я тут. Рассуждаю, стоит ли перешагнуть "точку невозврата", или же, я должен повернуть назад, как модно скорее. Жизнь странная штука, никогда не знаешь, куда она может завести тебя.

Я могу выкинуть таблетки. Смыть их, и забыть про них, как про страшный сон. Но что я буду делать дальше? Домой я не хочу возвращаться, ничего хорошего меня там не ждёт. Родители постоянно ругаются в последнее время, и это так приелось, что я более не переживаю по этому поводу. Они орут, кричат о разводе. И если уж честно говорить, то мне бы очень хотелось, что бы они развелись поскорее, я устал от их постоянных ссор. Сколько можно? По одному у них сейчас больше шансов пережить кризис, нежели держаться всем вместе.
К тому же, мои учителя могли настучать, что я ушел с уроков, и мне нечего на это ответить. Я ушел с них, потому, что мне было плохо. Я не пошел домой потому, что там мне станет ещё хуже. За втору часть объяснения, я точно получу пощечину, или же ремня. Такая правда обычно задевает моих родителей, им нельзя такую правду говорить. Но вот в чём проблема, вторую часть нельзя убрать, потому что она объясняет, почему я не отлёживаюсь дома. Так, что в любом случае меня ждёт скандал дома.

Друзей у меня нет, может иначе бы, я не оказался бы здесь, на границе дозволенного и принял бы верное решение. Но у меня их нет, и я тут, всё ещё колеблюсь, потому что решаю свою судьбу не в самом благородном месте и... быть может это последнее место, которое я посещу в своей жизни. Я бы начал философствовать и принимать судьбоносное решение в более приятной для меня обстановке, но его просто нет.
На улице сидеть слишком холодно, да и дождь пошел. В кафе наркотики не заметно не сможешь глотать, там, как правило, люди внимательные. Что касается заброшенных зданий, то я знаю только одно и там бомжи поселились. Поэтому я и пошел в клуб. Тут только на фейс контроле могли быть проблемы. Но после того, как прорвёшься во внутрь, тогда ты можешь вести себя более расслабленно. Не стоит, конечно, на публике глотать колёса, но пристального наблюдения нет, на этом и держится бизнес нарко-баронов.

Я так и не принял решение, пить таблетки, или не пить. Быть может мне лучше порезать себя. Выпустить дурную кровь, наружу. Однако, чем именно это отличается от наркотиков? Существенно - ничем. Конкретно сейчас я даже за наркотики. Так, я могу хоть что-то прикольное увидеть, перед тем как загнуться в психушке, или же в туалете. Покататься на пони и смотреть, как гномы блюют радугой. Всё же интересней, чем наблюдать, как вытекает собственная кровь. Или же я не прав? Боже, я уже готов резать и глотать колеса одновременно, хотя только что сомневался принимать мне колёса, или же нет.

Отредактировано Wade Wilson (2017-03-19 14:40:57)

+1

3

http://sf.uploads.ru/d/UQztB.png
twenty one pilots — stressed out

Все, что я вижу, я ненавижу. Это необъяснимое и невероятно сильное чувство, заложенное в моем коде. Я не могу сопротивляться или помешать этому. И не хочу. Наверное? Кто-то может сказать, что это неправильно и тяжело. Они не будут неправы, потому что это в самом деле отнимает невероятное количество сил. Но кому судить меня?
Они боятся. Смотрят мне в глаза, но видят совсем другую Бездну, и это пугает их. Они ищут законы, которым я подчиняюсь, и всегда теряются, когда их поиски заводят в тупик. Это все потому что я не вхожу ни в какие рамки и не имею принципов. Я живу так, как я хочу; я делаю то, что хочу; я появляюсь там, где хочу. И я ненавижу это.
Может быть, я и не всегда был таким, но когда ты проживаешь достаточно долгую жизнь, воспоминания постепенно начинают блекнуть. Я не смогу вспомнить, когда я в первый раз подумал, как же я ненавижу это все, что окружает меня, и даже не смогу с уверенностью сказать, что ненависть появилась позже меня. Возможно, мы пришли в этот мир вместе, чтобы никогда не расставаться. И я был бы готов смириться с подобным положением вещей. Я просто не помню, что может быть как-то по-другому. И я не думаю, что мне нужны перемены. Они никогда не приводят ни к чему хорошему.
Мне нравится мой сценарий. Я написал его для себя, ему же я и собираюсь следовать до тех пор, пока меня не остановят. Но... было бы кому. Они все избегают меня, потому что я слишком сильно отличаюсь от них. Они чувствуют угрозу, которая исходит от меня. Возможно, я самое опасное существо в этом мире, и я правда хочу им быть. Потому что мне нравится вторгаться в чью-то жизнь и перестраивать ее по своему подобию. Мне нравится ломать то, что не создано мной.

Мое имя — Блеррифэйс, и мне правда плевать, что ты обо мне думаешь.

Я думал о том, чтобы однажды исчезнуть. Просто перестать появляться там, где мое присутствия создает одни лишь проблемы. Это была минутка слабости, жалости к себе. Если угодно — попытка что-либо изменить. Я на самом деле одно время старался, отчаянно старался быть таким, как все. Скрываясь за маской порядочного человека, я пытался заставить себя полюбить в этом мире хотя бы одну блядскую вещь, привязаться хоть к чему, не захотеть сделать кому-то больно. Я довольно долго держался, обращая в разы больше агрессии на самого себя, полагая, что самоистязание позволит мне не навредить тем, кого я пытался защитить от самого себя. Но это все не имело никакого смысла, потому что мне хватило только на несколько лет. Мне не удалось стать такими же, как они — эти слабые, поверхностные создания. Возможно, я считаю их образ мышления глупым, потому что сам слишком ограничен, чтобы понять его. Мне недоступна эта легкость. Словно в прошлой жизни я уже прошел этот уровень и замахнулся на самый тяжелый. Но я не справляюсь. Не должно же оно быть так?
Этому просто нет конца. Одни и те же мысли, одно и то же чувство — все по кругу. Изо дня в день, из года в год, столетие в столетие и так далее без конца — все одно и то же. Я бы хотел вернуться в те невероятно далекие и хорошие времена, когда мое сознание не было забито таким огромным количеством мусора и бессмысленной агрессии, но... Я просто не знаю, куда мне возвращаться. Я не могу вспомнить, когда все было иначе. Кажется, я всегда находил повод разочароваться и возненавидеть все вокруг меня. Я всегда хотел видеть этот мир в огне, но почему-то я до сих пор не сделал этого. Хотя, знаете... Я могу. Я могу сделать это. Я могу принести погибель в каждый дом, если по-настоящему этого захочу. Однажды я даже сорвался. Это были те золотые времена, когда я еще получал удовольствие от страха, который я несу. Когда я не боялся показывать свое настоящее лицо.
Они боролись со мной. Не могли победить, но пытались. И ненавидели меня. Всем сердцем. И это... пробуждало во мне мрачное торжество. Я осознавал, что намного сильнее их всех, что их жизни — все до единой — зависят лишь от одного моего желания. Но вместе с этим внутри меня всегда жило что-то такое, что говорило мне остановиться. Что-то, что бесконечно жалело о том, что я делаю. Что-то, что искало какого-то понимания.
Нет, я не мог стать одним из них. Каждый из них, кому я доверил бы себя настоящего, непременно предал бы меня. Потому что люди всегда боялись того, что они не понимали. И человек... Существо без лица находилось за гранью понимания обычного человеческого разума. Они называли меня демоном, и были правы. Наверное? Демоны не такие. Они не испытывают никаких эмоций, никаких чувств. Не ведут внутреннюю борьбу. Они способны познать один лишь страх перед тем, что сильнее их. Перед тем, что может их убить.
Именно поэтому они предпочитают обходить меня стороной. Потому что я странный, неуравновешенный и абсолютный. Им не нравится, что я не признаю их законов и не служу их Лорду. Им не нравится, что я не боюсь. Это неправильно. В их, конечно же, понимании. То, что не боится смерти — либо безумец, либо сама Смерть.

Возможно, я есть и то, и другое.

Этот мир не принимает меня. Боятся, иногда уважают, но предпочитают держать на отдалении. Там, где появляюсь я, не остается ничего. По крайней мере, целого. Все, к чему я прикасаюсь, обязательно ломается. Не важно, будь то какой-либо неодушевленный предмет или живое существо. Я уничтожу все, для меня не существует никаких ограничений. И одно время я даже умел этим наслаждаться. Хотя, чего лукавить — умею и до сих пор.
Игра в открытую надоедает. Она всегда идет по одному сценарию. И когда я это осознал, я научился прятаться. Скрываться между людьми, действовать менее разрушительно и гораздо более аккуратно, но на выходе получать совсем другой, совершенный и чистый продукт. Возможно, это занимало куда больше времени и требовало большой изобретательности и терпения, но... Что есть время для существа Вне Времени? Абсолютно ничего не значащая мера.
Мир порока и несовершенства привлекал меня. Люди, поддающиеся соблазнам и имеющие множество секретов — словно подарок на Рождество, такой прекрасный и желанный. Мне нравилось окружать себя плохими людьми, потому что я превосходно умел делать их еще хуже. Ощущение того, что я обладаю абсолютной властью и в то же время остаюсь незамеченным кукловодом в своем собственном шоу, просто сводило меня с ума. Я был по-настоящему вдохновлен, и в те моменты мне казалось, что именно ради этого я и существую. Чтобы ломать кого-то.
Я губил чужие жизни так, словно это ничего не значило для меня. Я долгое время именно так и думал. В конце концов, меня не заботили проблемы низших существ, и тем более никогда не грызла совесть. Были сожаления. Во мне всегда боролись две стороны, которые не давали мне определиться и наконец выбрать сторону, но темная... Темная всегда побеждала. Я ненавидел свет внутри себя, потому что он не давал мне никакой возможности в полной мере насладиться своей удачей быть выше этих блядей и этой грязи, в которой я разлагался и праздновал. Я видел этот страх, эту боль и бесконечную ненависть в глазах тех, кому я вонзал в спину нож, и испытывал одновременно самые разнообразные эмоции, которые почти буквально сносили меня. Моя противоречивость всегда раздражала меня. Я ненавидел сам себя за то, что, предав доверие, с огромным трудом боролся с истеричным порывом обнять и извиниться, начать все с начала. Меня всегда тянуло к ним, к этим людям. И я ненавидел их за это. За то, что они заставляют меня так часто возвращаться к ним и так много переживать. И за это же я их и любил, потому что демоническое сообщество... Слишком сильно боялось меня, чтобы подарить столько ощущений. Люди же просто не знали меня. Блеррифэйс был для них просто легендой, просто мифом, просто страницей в Демонологии. Они не могли найти, не могли вычислить меня, пока я не являлся в своем истинном обличье. А еще они не были настолько запуганными и фанатичными, чтобы подозревать меня в каждом человеке на улицах многих тысяч городов.
В конце концов они даже забыли обо мне. Машина войны уничтожила веру. Теперь, во времена технического прогресса, люди разучились верить в тех, кто прячется в тенях и правит мраком. Они никому не верят и... Всех ненавидят? Это не так заметно поначалу, но стоит углубиться, как довольно быстро столкнешься лично. И я не могу сказать, что это плохо. Когда-то давно это считалось неприемлемым, и люди, напуганные демонами, отчаянно цеплялись за свет. Они славили солнце и держались вместе. В большинстве случаев. Но в определенный момент человек перестал нуждаться в защите, научившись получать свет самостоятельно. И тогда уже ничто не могло помешать мраку до них добраться.
Но он почему-то не делает этого. И я почему-то не делаю этого. В этом вся суть: мы не идем дальше слов. На действия мало кого хватает, потому что мы все боимся зайти слишком далеко, все испортить. Это не игра, здесь нет чекпоинтов и сэйвов, которые всегда можно перезагрузить. Сделанного не обратить, и кому как не мне знать это лучше остальных. Я убеждался в этом на личном опыте, вмешиваясь в чужие судьбы и наблюдая, как они тонут в моем Мраке. И это нравилось мне. Но я никогда не стремился уничтожить их.
Нет смысла убивать то, что приносит тебе удовольствие. То, что не дает тебе загнуться в одиночестве, полном ненависти к себе. Я знал, что изоляция не приводит ни к чему хорошему: в тишине огни всегда гаснут. Наедине с самим собой начинаешь ловить себя на не самых хороших мыслях. Сомнения, которые начинают сводить с ума, появляются практически сразу, следом за чередой сожалений. Я даже пытался убить себя. Не совсем серьезное дело для бессмертного существа, но боль, которую я ощущал, медленно проводя холодной сталью по коже, была реальной. И она действовала, как наркотик: ты остаешься прикован взглядом к отвратительной глубокой ране. И кровь... Черная, вязкая. Не такая, как у других — другая. И ты другой, не такой, как остальные. И это, пожалуй, твоя самая главная проблема.
Я уже говорил, что пытался стать человеком? Жить, как живут все люди. Я работал, каждый день приходил в офис. Спасал (смешно) кого-то. Поначалу это было действительно прикольно. Скорее за счет того, что я никогда прежде этим не занимался. Не пытался помочь кому-то вместо того, чтобы добить. Это было в те золотые годы, когда Америка, в которой я ошивался последнее время после того, как все остальные места успели мне осточертеть, цвела на демократическом дерьме. И все вокруг были такими приторно-дружелюбными, что поначалу практически не раздражало, но потом просто выводило из себя моментально. И они спрашивали меня, почему я так быстро меняюсь на их глазах, на что я говорил, что это не быстро. Это мгновенно. Те несколько лет пролетели как одно мгновение, но ощущения оставили те же неприятные. То было самое настоящее разочарование и злость. На них, на себя, на это общество, которое я уже тогда просто ебал — вот что было. И с тех пор осталось только это осознание общей испорченности и лицемерия мира, которое стало намного более раздражающим и менее изощренным, чем двести лет назад, и полицейская форма. Теперь такую назвали бы винтажной, но она по-прежнему... Очень черная. Как и я.

Почему-то она все еще мне нравится. Я понимаю, что это просто очередная глупая привязанность, но ничего не могу с собой сделать, потому что я нелогичный и противоречивый. Мне все еще комфортно в моем образе, который не меняется. И иногда я встречаю тех людей, в чьей жизни я появился так внезапно и так же внезапно исчез, и они... Они меняются. Не только внешне. Жизнь сама ломает их, и ненамного хуже, чем я. В такие моменты я начинаю задумываться, что я... Я не Смерть, далеко нет. Я Жизнь. Не такая, какой себе ее представляют люди — страшная и жестокая. То, что должно было называться светом и даром божьим, на деле оказывается Мраком. Или сущностью с завышенным чсв. Я с этим пока не определился, и едва ли определюсь. В моем существовании и без этих сложных вопросов есть обо что спотыкаться.

Я часто появляюсь там, где, как правило, все и без меня слишком плохо. В конце концов, я не только погибель, но и наблюдатель. Когда тебе уже довольно давно перевалило за несколько сотен лет, наблюдение перестает казаться таким скучным занятием. Пропадают силы вмешиваться, и ты просто смотришь, как кто-то сам уничтожает себя, и сам при этом ощущаешь то желанное мрачное торжество от того, что кому-то сейчас очень, очень хуево. Хуже, чем тебе. Я думал о том, что моя ненависть всегда вытекала из зависти. Я же знал, что никогда не смогу ужиться с людьми, а когда это было все еще возможно — они отвергали меня. Сейчас, возможно, они и были бы готовы принять меня. Общество, научившееся не бояться и игнорировать тьму, могло бы стать для меня прекрасным домом. Но... Но уже не могу я. Не могу заставить, не могу сломать самого себя. Я просто появился слишком рано, чтобы иметь какие-либо шансы на нормальную жизнь. И в этом моя главная проблема.

Они не видят меня. В одной из крупнейших точек сбыта наркотиков к человеку в полицейской форме было бы слишком много вопросов, поэтому я предпочитаю оставаться незаметным для них. Я не ищу контактов, не ищу проблем и жертв. Я просто... Существую. Среди них. Потому что здесь, в толпе, я все равно чувствую себя частью чего-то, даже если ею не являюсь. Мне просто больше некуда сбежать. Я был везде, где только можно, и ни одно место не могло бы дать мне желанного спокойствия, которого я хотел бы. Я ни в чем и ни в ком не уверен, никому не доверяю и всех ненавижу — вот в чем весь смысл. И это... Это было, есть и будет всегда. Ничто не может изменить неизменное.

Я ощущаю Мрак. Иногда... Люди излучают его. Те самые, самые конченые и потерянные, которые убеждают себя, что все в этом мире идет против них. Это бывает не так часто, но иногда ощущения становятся сильнее чего-либо. И я не могу удержаться от соблазна к нему прикоснуться, потому что эта тьма и есть мой родитель. То, с чего я беру свою ненависть. То, что дает мне силы.

И я иду к ней. В этом вся суть демонических существ: мы не можем пропустить то, что излучает скверну, потому что она является главным ингредиентом нашего пребывания. Настоящая, пугающе-мрачная скверна, такая восхитительная и отравляющая. И конкретно в этом плане я не стал исключением.

Я видел его. Источник. Ничем не примечательный, но выглядящий достаточно потерянным и одиноким. Он сжимал в руках таблетки и сверлил их взглядом, словно сомневался, и в этих его глазах было столько усталости и боли, что я не смог держаться в стороне.

— Смелее. Станет легче, — солгал я, появляясь перед человеком. Я хотел прикоснуться к нему, но сдержался. Не знаю, почему. Что-то внутри меня подсказывало, что пока... Пока еще не время. И я был склонен доверять своим внутренним ощущениям.
[NIC]Blurryface[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/d/5ZsJh.png[/AVA]

Отредактировано The Guy (2017-03-19 17:32:37)

+1

4

[AVA]http://s6.uploads.ru/t/BwXEa.png[/AVA]

https://secure.static.tumblr.com/79d64e557af87ba08d03dc90702e5cd9/mxae9cd/BZpntsuhj/tumblr_static_tumblr_static_5mu5972u9awwc0g80kwck4gc4_640.gif

AND NOW THIS COULD BE THE LAST
Everyone’s a passenger tonight,
Just another accident,
Well on the freeway of this life.
We’ll drive on, and on, and on, and on.
We’ll drive on, and on, and on —
I’ll remember this night when you’re gone


? "They say that life's a game, & then they take the board away..."
Мысли неукротимы, как ураган, когда связаны с эмоциями. Мне сложно сказать, что я чувствую сейчас. Я не могу не понять, что сделаю в следующее мгновение. Остаётся только оглядываться и думать, что заставило меня зайти так далеко, и что меня может остановить. И по правде говоря, всё что я вижу - это возможность расправить крылья. Возможно, я себя буду ненавидеть за это всю свою жизнь, может, я умру до того, как во мне проснётся сожаление. Однако сейчас я отчетливо вижу, что у поезда, несущегося в бездну - нет тормозов, и это-то чего я хотел. Я не могу оставаться ангелом в мире чудовищ. Мой мозг не справляется с грязью окружающей меня. Нет ничего, что бы я хотел сохранить. И это немного страшно.

В такие моменты стоит хвататься за религию, стараясь сохранить свой разум, хотя бы крупицу его. Однако даже там, мне не найти покоя. Мой отец религиозен, даже через чур. Я могу спокойно называть религиозным фанатиком. Наш рацион расписан тем, что "можно" есть в тот, или иной день, если конечно вообще можно. Каждое воскресение мы идём в церковь, молимся, прежде чем поесть. У меня всё это в печёнках. Я настолько устал, что у меня была мысль начать поклоняться Сатане. Не ради того ... э, ну, для чего ему там поклоняются?  В общем, только ради того, что бы сделать на зло. Однако, я больше чем уверен, что отец бы выкинул меня на улицу после этого, или поставил запрет на видео игры и фильмы. А для меня, лучше смерть в этом случае. Если я пойду ставить свечу за собственную душу, то я могу встретить отца, либо я почувствую отвращение, вспоминая его фанатизм. На это подписываться я не хочу.

— Смелее. Станет легче,   — Раздался чей-то голос, и я от неожиданности не только выронил из рук банку с психотропными препаратами, но и сам умудрился наебнутся, ударившись спиной об дверцу кабинки.

— Ну, здравствуй, санная дверца в прямом и переносном смыслах. — Блять, и зачем я только это сейчас сказал? У меня до ужаса хорошая фантазия, и я уже представил, как мужики ссали, кончали и дрестали на эту дверь, что мне аш захотелось сжечь свою байку, убежать в душ обливаясь по дороги дезинфектором. Уверен, моя фантазия на этом бы не остановилась, я бы ещё долго думал о мерзостях, что тут могли происходить, и чем сейчас заняты бактерии на этой дверце, если бы передо мной не появился какой-то мужик в форме.

— Ёбанный единорог! —Да, это конечно не то, что следует говорить при появлении человека в форме, но это как-то само вырвалось. Впрочем, не знаю, что ещё можно сказать человеку, который буквально появился перед тобой, не говоря уже о том, что о том, где именно, блять, он появился.

Чисто рефлекторно, я тут же схватил банку, словно на этого... полицейского действует правило о пяти секундах. Мол, если успел поднять за пять секунд, то ничего страшного, он не увидел. Затем я быстро поднялся на ноги, потому, что ещё бы чу-чуть и я бы блевонул продолжая представлять, что тут могло происходить. Не уверен, что при виде полицейского культурно блевать.

— Я... — Оторопевшим голосом "пискнул" я. У меня в голове уже начали появляться варианты отмазок почему у меня в руках запрещённый препарат, но все они были не годные. Однако не это меня остановило нести всякий бред в попытке защитить собственную задницу от разборок с полицией и родителями. Меня остановило осознание того, что я только что увидел, или не увидел. Я конечно сейчас не самом хорошем состоянии, и мысли у меня порой безумны, но я всё ещё помню логику этого мира. Нельзя просто оказаться перед кем-то вот так... Что же тогда, мать вашу только что произошло? Я не видел и не слышал, как полицейский зашел, да и дверца кабинки закрыта, иначе бы я просто вывалился из неё, но как тогда он попал сюда? Даже, если бы я "выпал" то неужели бы он стоял бы и ждал, когда я приду в себя, что бы сказать мне это?

Меня начало трясти. Толи от страха, толи от температуры, которая вполне могла подняться за это время. А может и от того и от другого. Чёрт возьми, да что за нахуй происходит? Я стараюсь уцепиться за логику, найти объяснение, но никак не могу найти. Мой мозг не может, или не хочет найти объяснение происходящего. Он только и может мне говорить очевидные вещи, что-то вроде: "сейчас бы ебануть бутылочку рома". Спасибо мозг, я и без тебя знаю, чего я так желаю. Хотя я не вижу своего отражения, уверен, что я бледен, как мел. Я чувствую, что вспотел, и мне ужасно холодно. Мне начинает казаться, что я чувствую собственное сердцебиение. Оно учащенное сейчас, и такое ощущение, что оно намеренно сбежать от меня подальше. Погано чувствую себя. Сейчас бы я с радостью всё скинул на наркотики, но я же не принимал их пока что... верно?

Мне плохо. Или хорошо. Я не могу понять. В голове не укладывается.  Кто он? Откуда? Как тут оказался? Он проекция моего больного сознания, или он реален? Это плохо, или хорошо? В смысле, в этот момент я бы не хотел оставаться один. Наверно. И, пожалуй, я могу понять, почему его лицо мне не знакомо. В такие моменты должны всплывать образы друзей, но на самом деле у меня их никогда не было. Честно говоря, я удивлён, что у него есть лицо. Тупая галлюцинация, тупой мозг. Он должен был быть безликим, как вся моя жизнь, нахера мой мозг дал ему лицо? Если разбираться, то у него должно было быть вместо лица дым, или пар. Потому что всегда в бедах я могу полагаться только на сигареты и кофе. Похоже моя фантазия тоже безликая, как чёртов Слэндер.

Ладно. Допустим с #чтозанахер - мы разобрались. Скорее всего, он - моя галлюцинация. Похоже, я сошел с ума... слава богу, а то я уже подумал, что убегать придется. А я, блять, тот ещё Флэш. Ненавижу бегать. Как и весь собственно спорт. Я знаю, что эти чувства взаимны. Ну, хоть где-то они взаимны. Я падал с брусьев, с каната, мне приходил мяч в голову, я ломал некоторые части тела. Гори он в аду. Что же... Что-то я увлекся в своей ненависти к спорту, тем самым обделяя моего непрошенного гостя. Вернёмся к нему.

Но почему он в форме полицейского? Он должен меня этим самым запугать? И какого чёрта мудила делает? Что простите? Он говорит, что бы я глотал колёса? ПОДОЖДИТЕ! Если он моя дурная проекция, укур мой, так сказать... то он должен меня отговаривать от этого. Или этим сейчас он и занимается? Ну, там Обратная психология и ко-ко-ко. Она в самом деле на меня действует. Когда я слышу через чур много отрицательных отзывов о фильме - мне хочется его защитить, даже если он мне так себе. Просто я не понимаю хайпа. Не нравиться что-то, ну скажи об этом - если хочешь, но не ори об этом постоянно. У других людей тоже есть своё мнение, впечатление о фильмы. Кто-то согласиться, кто-то не согласиться - это нормально, когда у всех есть своё мнение. Не навязывайте своё. Я ещё не посмотрел "Охотников за привидений", но мне уже хочется защитить и ненавидеть этот фильм. Наверно он самый скандальный за последнее время, потому что как бы ты ни относились к этому фильму, вас будут, ненавидеть за то, что вы выскажите своё мнение. Вы либо будете "женоненавистником", либо "еретиком", либо "муженистом". Даже если ваше мнение никак не связанно с этим. В смысле вы видите то, где старый фильм лучше, и те места, где новому фильму удалось исправить недочёты оригинала. Вы помните, что первый фильм был не  шедевром, и понимаете, что новый фильм таковым не стал. Разве эта формула делает фильм плохим? Нет, конечно, нет.  Но из-за хайпа, хочется держаться от него подальше. Хотя бы до тех пор, пока голова от этих "критиков" не перестанет болеть.

Как я уже говорил, обратная психология на меня действует. И честно говоря, мне очень захотелось высыпать в унитаз таблетки, и больше о них не вспоминать. Однако, тут есть ещё одно "но". Когда я понимаю, что мной пытаются манипулировать, мне хочется сделать так, как мне говорят, это уже Обратная психология обратной психологии какая-то. Ненавижу, когда мной манипулируют, даже если моя собственная галлюцинация. Именно это у меня и заставило открыть чёртову банку и демонстративно сожрать таблетку. Что делать дальше, я не знал. Я просто с вызовом посмотрел на свой глюк из под чёлки, которая, загораживала мне обзор.

— Ты, чёрт возьми, кто такой? — После длительной паузы я заговорил. Надеюсь, мой собеседник не сочтёт это за неуважение. Впрочем, какое уважение может быть, если он вломился в мою кабинку. Я, между прочем, тут ссал. Пусть не физически, но морально - точно. — И что тебе нужно? — Мой голос звучал уверено. В прочем причин для паники у меня не было, пока что, хотя "сигнал" был. Если конечно можно назвать "сигналом" тот факт, что галлюцинации у меня появились до того, как я проглатил колесо. Мне до сих пор не по себе от этой мысли, именно поэтому я старательно её игнорирую. Это и придаёт мне уверенности. Я знаю, что бы ни сказал мой новый собеседник, я его переспорю. Потому что я чемпион по спору с самим собой и с собственной совестью. Ммммммм... Кажется, по мне уже давно плакала психушка, да?

Я так запутался в собственных мыслях, что упустил самое важную мысль. Но сейчас, когда я смог отыскать нить логики происходящего и найти тактику собственного поведения, я смогу задать себе важный вопрос. Наверно один из главных вопросов в нашей сегодняшней ничтожной викторине: "ОН БЛЯТЬ ОПАСНЫЙ"? Я конечно на грани, но чувство самосохранение в жопе у меня ещё играет. Наверно именно оно заставляло сейчас сомневаться, стоит ли глотать колёса, или же нет. Правда, не сказал бы, что оно особо помогло, но оно пыталось.

Мне приходилось читать статейки и в фильмах видеть, как люди наносили себе увечия обвиняли в этом "своих демонов". По идее галлюцинации не опасны, опасен я для себя. Чёрт. Мне нужна срочно рубашка с очень длинными рукавами. Не хочу резать себя неосознанно. Впрочем, да и осознанно не особо та и хочу.

Я сделал шаг вперёд, к своему.... гостю? Но, не потому, что хотел быть ближе со "своим демоном". А потому, что я всё ещё слишком близко стоял к обоссанной дверце. Не думал никогда, что это сделаю. Собственно я и такую ситуацию не мог представить, но я протянул банку с колесами полицейскому, дескать угощайся. Мама может гордиться мной, она воспитала культурного сына... Ну, почти воспитанного сына.

— Представьтесь. — Требовательным голосом произнёс я. — А то, из-за неосведомленности как вас называть, могут возникнуть недопонимания. Ну, буду я к вам обращаться, как к Духу сартира, а вы обидетесь, мне бы этого не хотелось. — Понятие не имею, что я не су, и что происходит. Но я не стою на месте... в фигуральном смысле.

Отредактировано Wade Wilson (2017-03-19 15:40:25)

+1


Вы здесь » CROSSVEGAS » Пики » все, что я вижу, я ненавижу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC